АЛЕКСАНДР КАТЕРУША

МАСКИ




Главная
О проекте
Маски
Выставки
Галереи
Новости
Публикации
Покупка и хранение
Контакты

18 марта 2018

Древний язык «Физиономических моделей»

Один из важнейших моментов «Физиономического моделирования» связан с тем, что лицо – это самый важный инструмент коммуникации. Его использование в художественных образах позволяет создавать довольно сложные, и в то же время компактные, тексты. Что же такого заложено в физиономии? Откуда в ней взялся такой мощный текстовый ресурс?

Оснований – множество. Одно из них связано с очень древним способом человеческой коммуникации. Люди не сразу овладели устной речью. До того они прекрасно обходились языком жестов и мимики. Некоторые ученые с этим не согласны, но доводов в пользу дозвуковой речи более чем достаточно.

Неудивительно, что даже обезьян удавалось обучить вполне приличному запасу слов-жестов. В 60-70 года прошлого века произошел целый взрыв таких исследований (например, супруги Гарднер). Приматы смогли овладеть примерно 600 знаками. По крайней мере, общаться на уровне 2-3 летних детей они могли.

А сами дети, еще до того, как у них разовьется аппарат устной речи, уже испытывают острую потребность в общении. Поэтому их можно обучить жестовому языку и общаться до того, как они заговорят устно. Создается впечатление, что в психике человека спит целый этап развития, жестко вытесненный стандартными воспитательными программами.

Современная психология обладает целым арсеналом техник наблюдения за мимикой и жестами, которые образуют целый язык и идут параллельно аудиальному тексту. Последний может относительно легко контролироваться на правдивость – по соответствию мимике и жестам. Устная речь на их фоне кажется более искусственной и, вообще, более поздней эволюционно.

В каждом из этих примеров сквозит тот факт, что речь устная и речь как таковая – это не одно и то же. Звук – лишь один из каналов коммуникации. Похоже, он просто вытеснил в бессознательное более древнюю речь, построенную сразу на двух каналах – мышечной моторике и зрении.

Язык мимики и жестов, рассчитанный на более простую жизнь, и устроен, соответственно, значительно проще. По сравнению с тем, что мы используем сейчас, о нем можно говорить как о праязыке.

Весь набор имен существительных находился непосредственно в поле зрения человека. Чтобы их назвать, достаточно было воспользоваться указательным пальцем. Не потому ли, кстати, артикли многих европейских языков происходят от слова «один»? Не являются ли они «активаторами» имен существительных, смещенных с пальца на его устный заменитель?

В жестовых глаголах также не видится особых загадок. Все представления о движении как таковом заложены в мышцах. Моторика человека – это и есть первоначальные глаголы. Любое движение можно изобразить с помощью движения тела. А для его направления достаточен все тот же указательный палец. Вот вам и наречия.

Прилагательные, сводившиеся к оценкам, можно выразить с помощью лица. Шесть базовых эмоций, выделенных Полом Экманом, признаны универсальными. Они свойственны даже первобытным племенам, изолированным от человечества. Удивление, радость, страх, отвращение, гнев, грусть – все они составляют базовый арсенал человеческих оценок. Достаточно указать пальцем на какой-то предмет и изобразить гримасу, чтобы построить полноценную фразу.

Если же смыслового контекста нет, то мимика просто выражает внутреннее состояние существа. Это все есть и у животных. Человек, в отличие от них, облекает выражение эмоций в смысловой контекст. С этого момента и можно говорить о зарождении языка.

Вытеснив жестово-мимическую речь в бессознательное, люди перестали читать ее напрямую. Ее информация воспринимается как интуиция, общее ощущение.

Весьма своеобразно она использована в «Физиономическом моделировании». Каждая работа – это компактный текст, в основе которого – нечто, похожее на вышеописанную структуру древнего жестово-мимического языка.

Лицо как главный оценочный инструмент всегда соединено с объектом оценки. Физиономический образ сочетается с каким-то объектом. А весь оценочный ресурс мимики направлен на него. Так получается текст.

Например, лицо, погруженное в пространство клетки, исполнено грустью, чувствуя себя узником. И оно не видит, что вся остальная голова остается на свободе, и даже держит эту клетку ( http://goo.gl/ep2b1U ).

Указательный палец заменяется непосредственно предметом. В остальном – тот же язык мимики и жестов.

Другие публикации




Copyright © 2017 Fisionomicus.comпредыдущая версия сайта  Сделано в «Ракете»