АЛЕКСАНДР КАТЕРУША

МАСКИ




Главная
О проекте
Маски
Выставки
Галереи
Новости
Публикации
Покупка и хранение
Контакты

Коллекция «Драконы и чудовища»

Драконы и чудовищаСуществует много интерпретаций драконов. Если их авторы следуют просто научной корректности, то их работа сводится к элементарному принципу Леви-Стросса: хочешь познать суть образа? – вникни в содержание мифа, который этот образ выражает. Тогда драконы интерпретируются как иллюстрации к тем или иным сюжетам. Перед нами разворачивается огромный набор мифов, сказок разных стран и народов. Драконы выражаются через такое количество смыслов, интерпретаций и пониманий, что в них можно утонуть, запутаться. От откровенного символа сатаны, до хранителя стихии. От ненасытного стяжателя старинных денежных знаков до живой модели Вселенной. Поэтому если кто-то углубляется в «драконью семантику» больше, чем просто в обзор мифологии, тут же начинает проецировать «нюансы» своей психики, становясь объектом уже для психоаналитических интерпретаций. А сказочный герой, дерущийся с драконом, может вдруг оказаться в пучинах менструальной крови…

Самый распространенный образ «дьявола» - это извивающийся под конем дракон, проткнутый копьем Георгия. Змей с лапами и крыльями видится по ассоциации со змеем библейским. Фантазия как бы усиливает страх перед существом. Ползающую тварь люди и так боятся. Что будет, если она начнет бегать на своих четырех? А если и летать над головой? Люди просто взяли свой страх и усилили его, наделив существо дополнительными ресурсами. Реальный библейский персонаж – сатана – не имеет к дракону никакого отношения. Змей в данном случае несет символику падения в низший мир. Обреченность на ползание может интерпретироваться как лишение мерности пространства. Змея – атрибут плоского мира. Пространство с меньшей мерностью считается «адским», потому что движение в нем связано с более высокой вероятностью конфликта. У тех, кто летает в небе, шансов столкнуться куда меньше, чем у привязанных к плоскости. В мирах с большей мерностью, чем этот, вообще надо умудриться, чтобы стукнуться с чьим-то лбом.

Образ дракона можно долго «очищать» от негативных и разрушительных смыслов. Надерганные из разных культурных регионов, образы драконов дадут пищу для любых смыслов и интерпретаций. Дракон может оказаться не более чем «проективным материалом», используемым для психоаналитической диагностики. Мы же попробуем разобраться в «драконовской» семантике иным способом. Мы не будем искать общее в змееборческих былинах и фентези МакКефри. Попробуем исходить непосредственно из образа дракона, ибо он сам уже содержит в себе всю информацию.

Первое, на что важно обратить внимание – особый статус физиономии дракона.
Человек привык мнить себя венцом творения. Поэтому все то, что фантазия наделяет сознанием, будет сопровождаться и обязательным атрибутом – лицом. В этом проявляется самый настоящий антропоцентризм. Уж коль «венец творения» считает себя мерилом для всего остального, то немудрена и соответственная «раздача шаблонов». Наделяя свои фантазийные образы разумом и сознанием, человек изображает их с антропоморфными чертами. У них – лица, а не морды. Даже когда животные изображаются как разумные сказочные персонажи, их морды подгоняются под человеческие лица. Морда животного показывает жизненные силы. Лицо человека показывает сознание, силы духовные.

У дракона – отнюдь не лицо, его физиономия ближе к животной морде. Она может быть собирательным физиономическим образом, заключая в себе черты и млекопитающего, и рептилии, и птицы. Вот рыба как явно эволюционно более ранняя физиономическая форма дракону присуща в куда меньшей степени. Хотя китайцы выводят дракона именно из водной стихии («Каждая рыба мечтает вырасти в дракона»).
Дракон являет собой тот единственный случай, когда сознание проявляется не через лицо, избегая антропоморфного пути. Физиономия дракона как бы показывает некий иной путь эволюционного восхождения, в обход человека. Дракон как носитель сознания – это явная альтернатива человеку.
Образ дракона тонет в разнообразии интерпретаций именно в силу его наделенности сознанием. О человеке как носителе сознания тоже говорят взаимоисключающие вещи – от Сына божьего до гнусного разрушителя, превзошедшего зверье. Сознание изменчиво, оно словно обитает в некоей взаимоисключающей среде. К тому же, оно может развиваться, что влечет изменения. Это явление трудно определить одномерными понятиями.
Биологи утверждают, что человеческое сознание существует в состоянии одновременного возбуждения и торможения нервной системы. Животные от подобного «сходят с ума» (это описано этнобиологами как «смещенная активность»). Для человека такое состояние – норма (т.н. «парадоксальная реакция»). Взаимоисключающие состояния словно «выталкивают» человека в иное бытие, разворачивая его сознание как таковое.
Подобные взаимоисключающие признаки можно увидеть и в образе дракона. Рассмотрим их по порядку.

1. АГРЕССИВНАЯ ПРИРОДА ДРАКОНА.
Какие бы классы животных ни присутствовали в образе дракона, это всегда будет хищник. Вряд ли хоть где-то найдется изображение этого существа, напоминающее ягненка или голубя. Мало того, дракон, если не учитывать явно карикатурные изображения, хищник опасный, таящий угрозу.
Форма пасти может напоминать таковую у волка, крокодила, или клюв орла. В распространенных изображениях драконов зубастая пасть – некая шаблонная основа. На ней уже держатся разного рода «украшения» – рога и шипы, сплетенные в кренделя. Часто эти компоненты драконовой физиономии столь искусственно слеплены, что даже видно, у какого зверя автор похитил пасть. Будучи основой агрессивной символики, она занимает центральную часть физиономического образа дракона.
Пасть, вооруженная сплошными клыками, несет угрозу убийства и пожирания.
Агрессивность и хищная природа дракона воспринимаются еще острее в контексте его мощи. Ресурсы этого существа усиливают его опасность. Сильные лапы, когти, крылья, хвост, делают его способным быстро перемещаться в любой среде.
Дракона можно назвать концентратом ощущения опасности и угрозы. В этом образе собран не просто ужасный персонаж, а само пространство ужаса, до самых его границ. Дракон заслуживает статуса архетипического выразителя страха: «Бойтесь, как только сможете».

2. ДРАКОН КАК ТОНКИЙ ЭСТЕТИЧЕСКИЙ ОБРАЗ.
С другой стороны, дракон может быть изумительно красивым. Его образ может завораживать, втягивая наблюдателя в пространство своих форм. Углубляясь в созерцание, человек попадает в ловушку своей эстетической восприимчивости, о которой ранее и не подозревал. Дракон способен самим своим образом раскрыть в наблюдателе чувство прекрасного и тут же загипнотизировать им.
Как бы человек не относился к дракону, он будет еще и восхищаться, любоваться им. Об этом существе можно с полным правом заявить, что оно является одной из самых красивых форм.

В этих двух особенностях дракона и таится механизм «парадоксальной реакции», описанной выше.

Дракон вызывает одновременно сильный страх и сильное эстетическое притяжение.

Это ломает привычные шаблоны восприятия. Одна реакция – немедленно спасаться, убегать; другая – приближаться и втягиваться в восхищение. Подобные дилеммы способны развернуть напряженное пространство для творческих сюжетов. Как тут не разыграться драме сознания?
Человеческое сознание может воспринимать контакт, коммуникацию с драконом как испытание. То, какая сила возобладает, и определит драконову суть: злую или добрую.

Если эстетическая составляющая выступает ловушкой, то хищность дракона – расплатой.

Скажут, что некто был сожран страшной дикой стихией, поддавшись гипнозу ее красоты. Тогда дракон воплощает коварные силы, изощренное пожирательство.

Если же человек обладает силой, адекватной дракону, то в данном образе он может открыть невероятно много позитива. Тогда дракон выступает символом силы, мудрости, красоты.

Один и тот же образ может выворачиваться разными векторами – позитива и негатива – в зависимости от того, совладает с ним человек или нет. Грубо говоря, сильному дракон – союзник и помощник, слабому – угроза и беда.

Образ дракона полезен для тех людей, которые взращивают в себе личную силу.

По крайней мере, тогда дракон будет мерилом их успешности, а не поглотителем их личностей.
Люди могут существовать по разные стороны семантики дракона. Меняя свои смыслы, он уже этим «кусает свой хвост».

Коллекцию драконов, представленную здесь, можно причислить к бесконечным. Столь же бесконечно можно любоваться этими существами. Каждый образ содержит свой определенный текст. Рассматривая каждого дракона по отдельности, мы углубимся в конкретные значения этих образов и эффекты, которые они вызывают у наблюдателя.

Единорог, залитый светом
Единорог, залитый светом

Дракон с округлой чешуей
Дракон с округлой чешуей

Дракон с широкой пастью
Дракон с широкой пастью

Чешуезубый дракон
Чешуезубый дракон

Дракон, двуликий и одномордый
Дракон, двуликий и одномордый

Графитовый дракон
Графитовый дракон

Серебристый дракон
Серебристый дракон

Разъяренный единорог
Разъяренный единорог

Огненный дракон
Огненный дракон

Гримаса единорога
Гримаса единорога

Дракон, вырастающий из плоскости
Дракон, вырастающий из плоскости

Дракон 11
Дракон 11

Уроборос
Уроборос

Лохматый дракон
Лохматый дракон

Дракон-Ворон
Дракон-Ворон

Дракон-Волк
Дракон-Волк

Дракон с прозрачной чешуей
Дракон с прозрачной чешуей

Ажурный дракон
Ажурный дракон

Белый дракон
Белый дракон

Дракон с тремя шеями
Дракон с тремя шеями

Дракон с двумя шеями
Дракон с двумя шеями

Дракон с вытянутой головой
Дракон с вытянутой головой

Дракон, вызывающий улыбку
Дракон, вызывающий улыбку

Улыбающийся дракон
Улыбающийся дракон

Медитация на драконе
Медитация на драконе

Дракон 4
Дракон 4

Дракон в белый горошек
Дракон в белый горошек

Шевелящийся дракон
Шевелящийся дракон

Утонченный дракон
Утонченный дракон

Дракон-Единорог
Дракон-Единорог



Copyright © 2017 Fisionomicus.comпредыдущая версия сайта  Сделано в «Ракете»